Сибирская Заимка
Сделать Сибирь
и Дальний Восток русскими…
Западные истоки сибирского областничества…
   zaimka.ru / Архив 1998-2011 гг. / Освоение Сибири / …№3, 2000  

Спецпроекты:
Konkurs.Zaimka.Ru
Сообщество комьюнитиzaimka

Подписка на новости:
Сервис Subscribe.ru
[описание рассылки]

Хозяйственное освоение геокомплексов Турано-Уюкской котловины в конце XIX — начале XX вв.

Потахин С. Б.

ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ

 Поделитесь с друзьями:

В результате производственной деятельности населения происходит значительное преобразование геокомплексов. В горных районах наибольшая освоенность отмечается в межгорных котловинах, что обусловлено специфичностью их ландшафтов. В предлагаемой статье автором поставлена задача проанализировать взаимосвязь и взаимовоздействие человека и природной среды на примере Турано-Уюкской котловины (Тува) в один из этапов хозяйственного освоения — с конца XIX в. по 1921 г., названный В. И. Дуловым (1956) периодом русской крестьянской колонизации Урянхайского края (дореволюционной Тувы). Эти годы характеризуются значительным развитием хозяйства, что повлекло за собой изменение нагрузок на ландшафты.

Днище любой межгорной котловины генетически и динамически связано с обрамляющими ее склонами. Поэтому собственно Турано-Уюкская котловина, южные склоны Куртушибинского и северные склоны Уюкского хребтов рассматриваются нами как единый котловинный парагенетический комплекс — Турано-Уюкский КПГК. Такая трактовка понятия «котловина» в настоящее время распространена довольно широко (Вампилова, 1982; Черданцев, 1986; Потахин, 1969б; Амосов и др., 1990 и др.).

Абсолютные высоты днища местами превышают 600 м. Рельеф пологоволнистый, с небольшими по размерам приозерными равнинами. Относительно ровные участки разделены невысокими останцами палеозойских пород. Куртушибинский и Уюкский хребты относятся к системе Саян. По сравнению со многими другими частями Саян, Куртушибинский хребет и его отроги характеризуются более низкими высотами. Уюкский хребет, ответвление Куртушибинского, простирается на 120 км при ширине до 40 км. Вершины хребтов относительно плоские, их высоты не превышают 1800 — 2000 м. В центре хребта находится пониженная часть, через которую в настоящее время проходит автотрасса Кызыл — Абакан.

Мозаичность ландшафтов Турано-Уюкской котловины и ее склонов (Турано-Уюкского КПГК), как и других подобных физико-географических объектов, объясняется контрастностью территории, т.е. наличием высотных поясов. Высокогорные урочища встречаются в центральной и западной частях Уюкского хребта, начиная с высоты 1800 — 1900 м. На склонах Куртушибинского хребта предел распространения лесов находится на высоте 2000 — 2100 м. На склонах и поверхностях выравнивания наиболее распространены тундровые высокогорные урочища (ерниковые и мохово-лишайниковые). Меньшие площади заняты луговыми урочищами.

Среднегорные склоны делювиального сноса почти полностью покрыты лесной растительностью. Нижнюю часть склона занимают лиственничные и березово-лиственничные разнотравно-злаковые леса на горно-таежных дерновых неоподзоленных и слабооподзоленных почвах. Выше на смену им приходят лиственничные моховые леса на горно-таежных торфянисто-перегнойных почвах. Верхняя часть лесного пояса занята лиственнично-кедровыми и кедровыми кустарничково-моховыми лесами на горно-таежных перегнойных оподзоленных почвах. В северо-западной части горного обрамления встречаются лиственнично-сосновые леса на горно-таежных дерновых неоподзоленных почвах. В долинах рек среднегорья наиболее распространены лесные урочища: еловые ерниково-моховые и елово-лиственничные моховые леса на аллювиальных таежных торфянисто-перегнойных почвах.

В низкогорно-котловинном ярусе доминируют степные урочища. Характерно большое распространение крупнодерновинных настоящих степей на горных черноземах и луговых степей на черноземах и черноземовидных почвах. Они расположены на подгорных шлейфах и конусах выноса преимущественно по левобережью реки Уюк.

Мелкодерновинные настоящие степи на каштановых почвах и солонцеватые крупнодерновинно-корневищные степи на каштановых солонцеватых и лугово-каштановых солонцеватых почвах занимают террасы рек Уюк и Туран. Вокруг оз. Белого и группы Кислых озер от центра к периферии озерных равнин солончаки луговые и корковые последовательно сменяются солончаковатыми болотами на лугово-болотных дерново-перегнойных почвах и мелкодерновинными настоящими степями с караганой. Межхолмные понижения и склоны теневых экспозиций заняты березово-лиственничными разнотравными и злаковыми лесами на лугово-черноземовидных и лесных дерновых темноцветных почвах, березовыми злаково-разнотравными лесами на лесных дерновых темноцветных почвах и остепненными разнотравно-злаковыми лугами на луговых черноземах и черноземовидных почвах. На склонах денудационных останцов распространены мелкодерновинные настоящие каменистые степи на слаборазвитых каштановых щебнистых почвах, нередки скалистые участки, практически лишенные растительности и почв.

Реки Уюк и Туран образуют обширные поймы, на которых преобладают разнотравно-злаково-осоковые луга на аллювиальных лугово-болотных дерново-перегнойных почвах и разнотравно-злаковые и осоково-злаковые луга на аллювиальных лугово-черноземных и лугово-перегнойных почвах. Большие площади также заняты ивняками разнотравными на аллювиальных дерновых почвах, березовыми и ивово-березовыми злаково-разнотравными лесами на аллювиальных лугово-дерновых почвах. На поймах среднего течения р. Туран и в низовьях других притоков Уюка доминируют березово-лиственничные разнотравно-злаковые закустаренные леса на аллювиальных дерновых почвах и низинные осоковые болота на болотных перегнойно-торфянисто-глеевых и торфянисто-глеевых почвах. В низовьях р. Туран распространены урочища тополевых злаковых и разнотравных лесов.

Наличие пологих подгорных шлейфов и конусов выноса, легко орошаемых водами притоков Уюка, относительно большое количество выпадаемых осадков, развитая речная сеть, плодородие почв и, как следствие, перечисленное выше разнообразие набора урочищ послужили причиной значительной освоенности Турано-Уюкской котловины.

До середины XIX в. степные геокомплексы котловины и склонов использовались местным населением в основном под выпас скота; залесенные склоны и высокогорье служили местами охоты. К концу столетия природные комплексы котловины и окружающих ее гор стали более интенсивно преобразовываться человеком, что обусловливалось изменением статуса Тувы. Ослабление власти Маньчжурского государства и неопределенность политического положения территории способствовали постепенному заселению края, первоначально торговцами, а затем и земледельцами из России. Еще раньше, в 1838 — 1839 гг. на Малый Аныяк (приток Сыстыг-Хема) пришли первые русские золотодобытчики (Грумм-Гржимайло, 1914; ГАКК, ф.401, оп.1, д.1689). При обсуждении Урянхайского вопроса в Совете Министров Российской империи в 1911 г. отмечалось: «Уже с семидесятых годов прошлого столетия, а может быть и раньше, началось постепенное проникновение в Урянхайский край русских поселенцев, сначала по долинам Уюка и Турана, а затем по Большому и Малому Енисеям» (РГИА, ф.1284, оп.19, д.2336, л.5 об. — 6).

Турано-Уюкская котловина (по сравнению с Хемчикской, Тоджинской, Элегестовской и даже Улуг-Хемской) была наиболее освоенной в сельскохозяйственном отношении. Это, в первую очередь, объясняется тем, что она была «начальным земледельческим полигоном» русских переселенцев.

На территории котловины в конце XIX в. проживало как местное население (тувинцы), так и пришлое (русские, в меньшей степени — «абаканские татары» и др.). По данным комиссара по делам Урянхайского края, 10 % русского населения занималось исключительно земледелием, 50 % — земледелием и промыслами, 2,5 % — исключительно промыслами, 20% — земледелием и торговлей, 17,5 % — исключительно торговлей. Род занятий тувинского населения отличался: 58,2 % составляло скотоводство, 36,8 % — земледелие и скотоводство, 16 % — скотоводство и промыслы (ГАКК, ф.1380, оп.3, д.6, л.4). Различия в хозяйственном укладе определили дифференцированное использование земель.

Исторические источники свидетельствуют о том, что Турано-Уюкская котловина, по сравнению с другими степными частями Тувы, была в меньшей степени заселена тувинцами-скотоводами. По данным агронома Урянхайского края А. А. Турчанинова, в Уюкской степи кочевало около 70 юрт, в Туранской их количество было еще меньше (ОРГМЭ, ф.1, оп.2, д.634). Общее количество тувинцев составляло 1200 человек (Дулов, 1956). Некоторые семьи скотоводов имели небольшие земельные участки, забрасываемые через 2 — 3 года пользования. Под мелкоконтурные пашни использовались степные урочища на каштановых и черноземных почвах надпойменных террас, подгорных шлейфов и приозерных котловин. Перемещение скота в течение года происходило по строго определенным маршрутам, что позволяло регулировать нагрузки на пастбища. В пастбищеоборот разной степени интенсивности были вовлечены практически все геокомплексы котловинного парагенетического комплекса (Потахин, 1989 а).

Более значительное воздействие на геокомплексы Турано-Уюкской котловины оказывала деятельность крестьян-переселенцев. Они прибывали из различных земледельческих губерний России — Рязанской, Харьковской, Самарской, Оренбургской, Воронежской и других (ЦГА РТ, ф.123, оп.3, д.189), динамика переселения показана на рис.1. Переселенцы распахивали большие целинные площади. Однако частые засухи не позволяли получать надежные урожай. Поэтому русским крестьянам пришлось заняться малоизвестным для них орошением пашни. Неопытность нередко приводила к излишнему обводнению полей, что вызывало смыв плодородного слоя почвы.

Житницами Турано-Уюкской котловины являлись два крупных ядра освоения — Туранская и Уюкская степи. Бoльшая (западная) часть Туранской степи, представляла собой безводную местность, используемую скотоводами лишь зимой. Восточная часть, узкая и имеющая понижение к р. Туран, использовалась под пашни. Изъятие большого количества воды р. Туран для нужд орошения приводило к тому, что река выше селения Туран была гораздо полноводнее, чем при впадении в Уюк (ОРГМЭ, ф.1, оп.2, д.634, л.79об).

Орошалось большинство пашен, при этом использовались древние оросительные канавы местного населения. Однако ирригацией были охвачены в основном надпойменно-террасовые местности, а часть земель, расположенных на подгорных шлейфах" не имела оросительных систем. Часть площадей, ранее обводняемых, была заброшена и зарастала полынью (там же, л.80).

Уюкская. степь занимает более значительное пространство. «Широкая…, с большим количеством привходящих укромных степей по притокам, Уюкская долина уже давно привлекала и привлекает жадные взоры русских переселенцев. Приволье и простор тянут сюда всякого, кто хотя бы раз ее видел» — так описывал эту часть Турано-Уюкской котловины А. А. Турчанинов (там же, л.96).

В долине Уюка располагались поселки Уюк, Тарлык и множество заимок. В десяти верстах от устья Уюка находилась заимка А. Сафьянова, хозяйство которого своим размахом разительно отличалось от других. Вот как описывает заимку Сафьянова капитан Попов, побывавший в Урянхайском крае в 1904 г.: «…обширный деревянный дом, окруженный новыми крепкими деревянными службами, кругом дома виднеются распаханные и хорошо возделанные поля со скирдами хлеба, на далекое пространство раскинулись громадные стога сена. Здесь живет минусинский купец Андрей Сафьянов; он имеет до 2000 лошадей, 1000 рогатого скота и несколько сот овец (РГИА, ф.1273, оп.1, д.34, л.166).

Диаграмма

По мнению А. А. Турчанинова, долина Уюка была бы заселена гуще, но „старожилы, поселившиеся там, занявшие огромные пространства, крепко держат в своих руках забранную землю и ревниво сберегают не занятую от заселения“ (ОРГМЭ, ф.1, оп.2, д.634. л.96 — 96 об.).

Около 70 % пашенных площадей занимали посевы злаков. Средние урожаи в обычные годы составляли 180 — 250 пудов с десятины на орошаемых полях и 80 — 100 пудов на богарных пашнях (там же, л.98). Покосы давали до 330 пудов воздушносухого сена с десятины (там же, л. 95).

Наряду с земледелием, среди русских крестьян было широко развито животноводство. Только Турано-уюкские животноводы занимались и разведением парадов. В отличие от тувинского населения, жители русских поселков и заимок практиковали стойловое содержание скота в зимний период. Поэтому основная нагрузка русского животноводство падала на урочища, расположенные вблизи населенных пунктов, т.е. на подгорные шлейфы и надпойменные террасы.

Сравнение статистических данных за 1915 г. (см. таблицу) и 1918 г. (ГАКК, ф.31, оп.1, д.293) свидетельствует о тенденции развития русских хозяйств. В частности, в 1918 г. площади пашни составляли уже 3307 десятин (в том числе 1707 орошаемых), увеличилось поголовье свиней. Однако уменьшилось количество крупного и мелкого рогатого скота, и, как следствие, площади сенокосов.

Необходимо отметить, что переселенцами широко использовались лесные урочища. Лес заготовлялся для строительных нужд и отопления. Большое количество древесины требовалось для сооружения загонов для скота. Отметим также, что низко-горно-котловинные урочища использовались под селитебные зоны и транспортные пути; в лесном среднегорье и тундрово-луговом высокогорье велась охота.

Изложенный материал позволяет сделать следующие выводы:

  1. Ландшафтная структура Турано-Уюкского КПГК способствует развитию на его территорий, различных видов хозяйственной деятельности.
  2. Увеличение роли земледелия на территории, котловины значительно усилило нагрузки на геокомплексы, что привело к изменению растительных и почвенных компонентов ландшафта, активизации эрозионных процессов, а излишнее обводнение некоторых участков являлось причиной проявления процессов начального засоления.
  3. Наибольшие нагрузки, а следовательно модификации и транформации, испытывали геокомплексы котловинно-низкогорного яруса, являющиеся основной ареной хозяйственной деятельности переселенцев и местных жителей.

Статистические данные по русским хозяйствам Турано-Уюкской котловины на 1915 г.

(по данным ККМ ф.7886/211, с.181–184) [*]

Название поселений [**]Число хозяйствПлощадь пашни (десятин)Площадь сенокосов (десятин)Количество скота (голов)
в т.ч. поливныхЛошадиКрупный рогатый скотОвцы и козыСвиньиМаралы
п. Туран84707,6
605,0
500,0
280,0
6158336034270
п. Уюк80602,9
169,3
240,4
108,3
45473414312222
п. Шакапта-
ровка
59,6
-
21,3
16,0
6493513-
п. Григорь-
евка
410,3
10,3
26,7
26,7
258450501
п. Тарлык9100,6
100,6
179,9
106,6
99178823960
з. Сафьянова180,0
80,0
400,0
400,0
2266190150-39
з. Шипилина116,0
16,0
267,0
-
280780150-35
з. Медведе-
вой
146,6
46,6
266,6
186,6
26314022036-
з. Медведева1120,0
120,0
320,0
320,0
553310-88
з. Вавилина1200,0
200,0
320,0
320,0
121696--95
Остальные заимки49409,6
209,0
1140,6
636,6
1143201172117408
Всего:2362303,2
1556,8
3682,5
2400,8
588360493458167738 

Примечание: [*] — статистические данные, взятые нами в рукописном фонде Красноярского краеведческого музея, несколько отличаются от показателей, опубликованных В. И. Дуловым (1956) [**] — п.- поселки, з. — заимки

Литература:

  1. Амосов М. И., Иванов А. Ю., Михайлов Н. Н., Селиверстов Ю. П. Геоэкология горных котловин // Геоэкология: региональные аспекты: Сб. материалов к IX съезду ГО СССР. Л.: Изд-во ГО СССР. 1990. С.69 — 71.
  2. Антипов А. Н., Корытный Л. М. Географические аспекты гидрологических исследований (на примере Южно-Минусинской котловины). Новосибирск: Наука, 1981. 177 с.
  3. Вампилова Л. Б. Освоение ландшафтов Баргузинской котловины (пространственно-временная дифференциация): Автореф. дисс. …канд. географ. наук. Л., 1982. 21 с.
  4. Грумм-Гржимайло Г. Е. Западная Монголия и Урянхайский край. Описание природы этих стран. СПб., 1914. 569 с.
  5. Дулов В. И. Социально-экономическая история Тувы (XIX — начало XX вв.). М.: АН СССР, 1956. 608 с.
  6. Потахин С. Б. Воздействие сезонной цикличности скотоводства на ландшафты Тувинской котловины // Вестник ЛГУ. Сер. 7. 1989. Вып. 2 (# 14). C.103 — 105.
  7. Потахин С. Б. Формирование, освоение и современное состояние ландшафтов Тувинской котловины: Автореф. дисс. …канд. географ. наук. Л., 1989. 16 с.
  8. Черданцев А. П. Физико-географическая дифференциация бассейна озера Севан (анализ в целях обоснования мониторинга): Автореф. дисс. …канд. географ. наук. М., 1986. 24 с.

Список сокращений:

РГИА — Российский государственный исторический архив.

ГАКК — Государственный архив Красноярского края.

ОРГМЭ — Отдел рукописей государственного музея этнографии.

ЦГА РТ — Центральный государственный архив Республики Тува.

ККМ — Крастноярский краеведческий музей.

Статья опубликована в сборнике
»Историко-географические
исследования Южной Сибири //
Отв. ред. В. В. Воробьев и В.В, Рюмин. Иркутск, 1991. С.28 — 39.

Поделитесь ссылкой с друзьями:
Сервис комментариев работает на платформе Disqus

 
Вернуться к началу страницы  

Искать в журнале Искать в интернете
© «Сибирская Заимка», 1998–2012