Сибирская Заимка
Реликты
культа медведя
в культуре бурят
Ушедшие в арктическое небо…
   zaimka.ru / Архив 1998-2011 гг. / Религия и люди / …№3, 2001  

Спецпроекты:
Konkurs.Zaimka.Ru
Сообщество комьюнитиzaimka

Подписка на новости:
Сервис Subscribe.ru
[описание рассылки]

Взаимодействие хакасской и русской национальных религиозных традиций с начала XVIII в. по 1917 год

Пенович С. В.

ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ

 Поделитесь с друзьями:

Печатный аналог: Евразия: культурное наследие древних цивилизаций.
Вып. 1. Культурный космос Евразии. Новосибирск, 1999. С. 146 — 148.

Одной из необходимых предпосылок развития национальных культур является их взаимодействие с инонациональными культурами. Основанием этого взаимодействия выступает общий объект деятельности.

Формирование общего объекта деятельности в процессе межкультурного взаимодействия осуществляется как в сфере общественного бытия, так и в сфере общественного сознания. «Этим обусловливается не только системный характер взаимодействия, но и отражение общественным сознанием тех процессов, которые осуществляются в сфере общественных отношений,… а также выступают в качестве их регулятора» [3, c. 94–95].

Историю взаимодействия хакасской и русской национальных культур до 1917 г. можно условно разделить на два этапа. Первый этап характеризуется как период завоевания, усмирения бунтов. «Он отличался взаимной конфронтацией народов, поэтому взаимопроникновение культур на этом этапе еще не имело места» [3, c. 80]. Второй этап характеризуется взаимопризнанием культур контактирующих этносов. Он начинается после политической реформы, осуществленной М. М. Сперанским в первой половине ХIХ в., облегчившей участь коренных жителей Сибири.

Как известно, традиции и обычаи формируются из множества составляющих. Многовековая история хакасской культуры — это также плод развития многих цивилизаций, взаимовлияния других народов. Это касается и религиозных представлений.

Национальные верования хакасов к моменту освоения ими территории Хакасско-Минусинской котловины представляли собой сложное переплетение различных религиозных течений. В них нашли отражение древнетюркские воззрения, манихейство, буддийские веяния, конфуцианство и даосизм. Однако, согласно исследованиям хакасских ученых, в частности, Анжигановой Л. В., хакасы, терпимо относясь к различным философско-религиозным системам, в чистом виде не взяли ни одной из них, отстаивая мировоззренческую самостоятельность.

Определяющей характеристикой религиозных представлений хакасов была идея о целостности вселенной. Не существовало противопоставлений «человек — природа», они рассматривались как единое, неразрывное целое. Весь мир воспринимался как живой, населенный видимыми и невидимыми существами, наделенный собственным разумом. Человек в этом мире рассматривался одной из равноправных форм жизни, не выше и не ниже других. Хакасы благоговейно относились к природе, поклоняясь священным горам, деревьям, распространяя на весь окружающий мир «золотое правило морали» (Например, нельзя шуметь в лесу, т.к. ему нужна тишина, рубить дерево ночью, т.к. оно спит, переходить без разрешения ручей или речку…). Считалось, что любое нарушение человеком гармонии, равновесия в целостном мире неизбежно влечет за собой наказание в виде потери урожая, неудач на охоте, болезней, несчастий в семье, физической смерти и, что самое худшее, — смерти души через вымирание рода. Все зависело от тяжести преступления. Вселенная вознаграждает за добрые дела, наказывает за дурные поступки и мысли. Будучи единой, Вселенная делилась по вертикали на три мира. Верхний мир — Великое Небо (Хан-Тигир), населенный богами, главной характеристикой которых являлся свет. Нижний мир — царство умерших человеческих душ, а также обиталище всех, кто живет ниже уровня земли (насекомые, рыбы, некоторые животные). Здесь правили семь подземных божеств во главе с Эрлик-Ханом. Общей характеристикой Нижнего мира являлся тусклый свет. Средний мир — солнечный мир, населенный людьми, которых окружают духи — хозяева местностей и природных явлений. Связи между мирами осуществлялись при помощи шаманов.

Русским поселенцам такие представления и основанные на них традиции и обряды были во многом непонятны и чужды. Будучи языческими, нехристианскими, они рассматривались ими как часть давно уже минувшей исторической эпохи и не вызывали никаких чувств, кроме любопытства и страха, порождая негативное отношение к чужим святыням. Среди переселенцев господствовало христианское мировоззрение, которое стало насаждаться местному населению.

Еще в XVII в. священники Красноярского острога крестили попавших в плен хакасов. «Так были обращены в христианство подгорные качинцы и аринцы» [1, c. 89]. В начале XVIII в. распространение православия среди коренных народов Сибири приобрело государственный характер. Христианизация местного населения имела цель русифицировать «инородцев» и «иноверцев» и стала частью колониальной политики.

Христианизация хакасов проходила в насильственной, грубой форме. «Кумирницы велено было сжигать, на их месте строить часовни и церкви, всех жителей от мала до велика крестить» [там же]. Миссионеры «подвергали суровым гонениям шаманистов и шаманов, запрещая камлания и сжигая шаманские бубны» [4, c. 91].

Такая политика имела успех по формальным признакам. К концу XVIII в. хакасы были окрещены и стали выполнять православные обряды. Однако христианство было воспринято хакасами поверхностно, не затронув глубинных основ их мировоззрения. В. В. Радлов, говоря о хакасах, подчеркивал, что «почти все они крещеные, но христиане они лишь по названию. Во многих юртах совершенно открыто висят шаманские бубны» [5, c. 223]. «Увидеть во сне христианского священника, — сообщает Н. Ф. Катанов, — предвещало у хакасов большие неприятности, вплоть до смерти» [2, c. 462].

Одной из причин поверхностного восприятия коренным населением христианства являлся его жесткий дуализм, не отвечавший мировоззренческим установкам хакасов. Вся жизнь человечества в христианском вероучении является отражением противостояния между абсолютным Добром (Богом) и абсолютным Злом (Дьяволом). Согласно хакасской легенде о сотворении мира, два брата Ульген и Эрлик-Хан — равноправные творцы. Инаковость Верхнего и Нижнего миров не означает их совпадения с христианским Раем или Адом. Добро и Зло в хакасской религиозной традиции относительны. Духи, населяющие разные элементы мира, не являются ни добрыми, ни злыми. Только человек может заставить их повернуться той или иной стороной своей сущности, использовать их во благо или во зло.

Кроме того, христианство значительно уступало религиозным представлениям, характерным для традиционного мировоззрения хакасов в осознании идеи о единстве, взаимозависимости, равноправии всего живого. По мнению ряда современных зарубежных учёных (Л. Уайт-мл., Ян Линдблад,и др.), опирающихся на Библию, именно христианская религия провозгласила психологическую возможность чисто потребительского подхода ко всему живому, выражала идею господства человека над природой, стремление извлечь из нее максимальную пользу. Такой потребительский подход к природному достоянию ярко демонстрировали русские казаки на первом этапе в Хакасско-Минусинской котловине. Это не могло способствовать восприятию коренным населением христианских ценностей.

Вместе с тем, несмотря на различие, можно говорить о существовании некоторых соответствий смыслового содержаний христианства и религиозных воззрений хакасов. Общим является деление мира на три сферы — небесную, земную и подземную, представление о существовании множества существ, от которых зависит жизнь человека. Такие христианские заповеди как «не убий», «не укради» были естественными для большинства этнических коллективов, в том числе и для хакасов. Сходные смыслы образовывали основу, на которой происходило взаимоусвоение религиозных ценностей.

Судя по всему, в связи с влиянием христианства в Хакасии распространился библейский миф о всемирном потопе и хакасском Ное — вещем старце Борусе.

Можно привести немало примеров влияния религиозных представлений коренного населения на мировоззрение русских. Это связано с тем, что у русского населения сильны были языческие традиции, суеверия. Согласно свидетельствам Н. М. Ядринцева, инородческие миросозерцание и поверия прививались русским людям. Мифологическое суеверие господствовало в жизни и выражалось в колдовстве, вере в хозяев стад оленей и маралов, в горных духов шахт и рудников. «Шаманы и их ворожба, — писал он, — производили впечатление на русских казаков и промышленников, и они усвоили веру в могущество шаманов и их чудесную силу, обращались к ним в трудных случаях» [6, c. 549].

В результате 200-летнего взаимодействия произошло взаимовлияние хакасской и русской национальных религиозных традиций. Хакасы встретили XX в. двоеверующими. С одной стороны, они не отказались от языческой веры и сохранили своеобразное видение «картины мира», многие обычаи и обряды. С другой стороны, восприняв христианское учение, обогатили свою жизнь европейским цивилизационным потенциалом.

Библиографический список:

  1. Асочакова В. Н. Политика христианизации в Хакасско-Минусинском крае в XVIII-XIX вв. // Россия и Хакасия. 290 лет совместного развития. Абакан, 1998.
  2. Катанов Н. Ф. Образцы народной литературы тюркских племен, изданные В. Радловым. СПб., 1907.
  3. Котожеков Г. Г. Культура народов Саяно-Алтайского нагорья. Абакан, 1992.
  4. Потапов Л. П. Алтайский шаманизм. М., 1991.
  5. Радлов В. В. Из Сибири. М., 1989.
  6. Ядринцев Н. М. Сибирь как колония. СПб., 1882.
Поделитесь ссылкой с друзьями:
Сервис комментариев работает на платформе Disqus

 
Вернуться к началу страницы  

Искать в журнале Искать в интернете
© «Сибирская Заимка», 1998–2012